Проводи меня до дома мы знакомы до истомы скачать бесплатно

Проведи меня до дома рингтон

Бесплатные бассейн и солярий, а другие процедуры, от маникюра до Вот только, – долетели до меня слова Константина, – сыночка вашего взять с собой не . И весь мой мир – это скучная работа, дом и редкие-редкие визиты в Бэла! У меня такое ощущение, что мы с вами знакомы очень давно. Мальбэк - доведи меня до дома (XAIRUN Remix) - доведи меня до дома mp3 скачать эмин ноты скачать бесплатно последние Мальбэк - доведи меня до дома (XAIRUN Remix)Проведи меня до дома, мы знакомы до истомы. chavousformayor Мальбек - (--), мальбек - равнодушие, Проводи меня до дома. На этой странице вы можете бесплатно скачать и слушать онлайн песню Проведи Меня До Дома,мальбэк – Равнодушие Проведи Меня До Дома, мальбэк – Равнодушие (Feat. Сюзанна). Слушать. Скачать Так, Как Мы С Тобой.

Кассандра склонила голову набок - насколько она успела увидеть, мальчик был самый обычный. Только очень бледный, худой и какой-то напуганный. Почему мне нельзя к тебе приходить? Ты не хочешь меня видеть? Но не приходи, не. Это все равно пришлось бы сделать, она узнает рано или поздно. Лучше уж тогда сразу!. Мои родители - маги, и я.

И я могу причинить тебе вред, пускай мне этого совсем не хочется. А теперь и подавно - новый знакомый, кажется, сам себя боялся куда как больше! Если нужно, пожалуйста, я никому не скажу Но ты ведь научишь меня лазить по деревьям? Кэсси, несмотря на всю избалованность, ребенком была добрым и отзывчивым, и если с ней обходились по-хорошему, долго не упиралась: И, конечно, всегда получала его - отходчивостью обе юные баронессы пошли в отца Только вот взрывной материнский темперамент, вместе с южной эмоциональностью, достались одной Кассандре.

Она обожала своих детей, готова была ради них на всё - но и в ответ требовала того. И если в случае с Кристобель, нежной, уступчивой, желавшей быть во всем похожей на матушку, это было просто, то Кассандра Мать и дочь, несмотря на горячую привязанность друг к другу, являли собой те самые косу и камень, что, сталкиваясь, мирно разойтись никак не могут.

Баронесса хотела для своих девочек только лучшего: Кристобель грезила о том. А Кассандра мечтала летать. Сияющими глазами смотрела девочка на плывущую по главной улице величественную процессию, и внутри у нее все дрожало от восторга.

Жмущийся к стенам домов простой люд, двойная линия застывших оловянными солдатиками гвардейцев, выстроившаяся вдоль тротуаров, пестрящие знатью балконы и галереи, пыль, стелящаяся над мостовой - и драконы!

Покрытые блестящей чешуей гиганты, сложив крылья и выгибая шеи, медленно вышагивали под звуки оркестра - по двое, по трое, по одному. Топорщились кверху костяные гребни, били по булыжникам гибкие хвосты, тяжело вздымались укрытые толстой броней бока А на спинах чудесных созданий, в голубых и синих парадных мундирах, слепя золотом эполет и наградных знаков, неподвижно сидели наездники. Стройные, широкоплечие, с одинаково спокойно-отрешенным выражением на обветренных лицах - смертные боги войны, дети грозного Антара.

Наездник, проследив за взглядом зверя, улыбнулся. А потом, вскинув руку в толстой кожаной перчатке, почтительно склонил голову, будто приветствуя не свою маленькую племянницу, а по меньшей мере королеву Геона. Толпа на главной улице благоговейно застыла, все взгляды устремились вверх.

Ничего не понимая, Кассандра тоже подняла глаза - и у нее перехватило дыхание. На Мидлхейм с востока стремительно надвигался огромный темный клин, похожий на птичий, но слишком крупный и плотный. По мере того, как он приближался, звуки оркестра становились все тише, а глаза Кэсси все больше: Такие же, как те, что внизу, и совсем другие - они легко парили над городом, взрезая воздух распахнутыми перепончатыми крыльями и едва не задевая ими шпили высоких храмовых башен.

Большие и малые, черные, серебристые и бурые, величественные, как тяжелые королевские фрегаты и юркие, как рыбачьи лодочки, они плыли над столицей Геона, который рождены были защищать. Самые крупные, в центре, шли неторопливо, сознавая свою силу и мощь, а те, что поменьше - легкие и стремительные - летучими мышами кружили вокруг, выделывая в воздухе замысловатые фигуры.

Играли солнечные блики на гладкой чешуе, бил в лица наездников ветер, гулко и грозно хлопали огромные кожистые крылья. Дети облаков были в своей стихии. И прекрасней этого зрелища не было ничего!. Черный дракон маркиза, задрав морду к небу, издал низкий горловой рык - его товарищ, шедший по левую руку, откликнулся точно таким. Следом подал голос третий зверь, четвертый Свистела и улюлюкала восторженная толпа, взлетали вверх и падали на мостовую цветы, били барабаны, ревели драконы, и сердце Кэсси выпрыгивало из груди, не в силах справиться с острым, доселе неизведанным чувством собственной принадлежности к открывшемуся ей новому миру - миру, где правят небо и крылья.

Ничего еще не зная о нем, ослепленная и оглушенная, Кассандра полюбила его с первого взгляда. С того самого дня всё для нее изменилось. Ушли в прошлое куклы и сказки про прекрасных принцесс - остались только драконы.

Юная баронесса засыпала с этим словом на устах и просыпалась с ним. Она рисовала распахнутые крылья на запотевших оконных стеклах. Она ловила в саду ящериц и тащила их в дом, надеясь, что хотя бы из одной когда-нибудь вырастет настоящий дракон: Изредка наезжавший в столицу дядюшка, которого Кассандра и раньше любила, теперь стал для нее что свет в окошке: Домашних учителей юная баронесса слушала вполуха, мыслями витая в облаках, причем в самых настоящих, рвущихся под перепончатыми крыльями; на камине в ее комнате росло и множилось игрушечное драконье войско; книги из библиотеки барона, в которых хоть как-то упоминались эти летучие твари, одна за одной исчезали с полок, чтобы вскорости найтись у Кассандры под подушкой Ее родителей такая впечатлительность поначалу даже радовала - девочка определенно росла любознательной и целеустремленной, а это никогда не помешает в жизни.

Барон заказывал для дочери яркие альбомы с изображениями парящих драконов, баронесса умилялась, видя сияющие глаза Кассандры и ее радость, когда она прижимала к груди какую-нибудь очередную ящерку, которую ей разрешили оставить.

Даже горничные со временем свыклись с причудами младшей барышни - что взять с ребенка? Однако время шло, а энтузиазм Кэсси не затухал. Семь лет, восемь, девять - и все те же горящие глаза, все те же ящерицы, все те же мечты о полетах. На каждый свой день рождения девочка просила у родителей только одно - дракона. И даже уверения дяди в том, что это невозможно, что драконы - общее достояние всей страны, что их, в конце концов, нельзя держать дома, не могли ее переубедить. Ты ведь на нем воевал, и до сих пор на парады выезжаешь!

Он ведь живет у тебя в поместье? Мы с Неро прошли через многое, вместе учились, вместе служили, но наездник - не хозяин своему дракону. Он просто не может им. Неро, как и все остальные, принадлежит Геону. Для шествия на параде победы зверей свозят со всей страны, даже из Даккарая, а потом отправляют обратно.

Неро приписан к моей пограничной заставе, а не к поместью. Он живет не со. А собственных, личных драконов нет даже у их величеств! Впрочем, его маленькая ложь положения все равно не спасла. Племянница задумчиво склонила голову набок: Военная школа, ты ведь там учился, да, дядя?. Присутствовавшая при разговоре баронесса метнула на брата предупреждающий взгляд, но опоздала - Кассандра, помолчав, победно вскинула голову: Даже откровенные рассказы маркиза о его собственном нелегком ученичестве не отпугнули Кассандру - пусть ей нельзя завести себе дракона, пусть он никогда не станет ее насовсем, но там, в Даккарае, он у нее все-таки будет!

И она будет летать! Барон и баронесса забеспокоились уже всерьез. Одиннадцать лет - не шесть, а Даккарайская пустошь - не место для юной мечтательной девушки, пусть она даже упряма, как вол.

Что за глупая, опасная блажь!. В конце концов, мечтать ты ей не запретишь! Барон, которому супруга позже передала слова брата. Кто из нас в юности не грезил о чем-то несбыточном?. Это у нее пройдет. Через несколько лет она начнет выезжать в свет - а там балы, первые увлечения, поклонники Мы, слава богам, можем себе позволить выдать дочерей за тех, кто придется им по сердцу!

Кэсси вырастет, влюбится и забудет о драконах. И уехал на следующий день с тяжелым сердцем, до краев переполненным дурными предчувствиями. Да, он искренне надеялся, что все обойдется, но Одержимость племянницы драконами и решимость, горевшая в синих глазах, когда девочка заявила, что намерена пойти по его, Астора, стопам, не давали ему покоя. Кому, как не Астору, было знать, чем это чревато? Фамильное упрямство, часто переходящее в поистине бычью упертость, дало их семье не одного фанатика, а уж скольких оно погубило?

Вернувшись в поместье, Астор, не входя в дом, первым делом отправился в семейное святилище. С трудом преклонив колена у алтаря, он всматривался в грозный лик Антара и молил сурового бога войны и неба уберечь Кассандру: Одиннадцатилетняя Кэсси ничего не знала о тревогах родных.

Дракона ей, конечно, не подарили, да и заявление о том, что она хочет стать наездником, тоже восприняли без особенной радости, но что с того? В высшие школы все равно не берут до полного совершеннолетия - а когда ей, Кассандре, исполнится шестнадцать, она будет вольна делать все, что пожелает! Может, когда-то давно девушке и шагу было не ступить без позволения отца или старшего брата, но теперь в Геоне все по-другому Братьев у Кэсси не было, а в отцовской любви она никогда не сомневалась.

Конечно же, он поймет! И отпустит ее в Даккарай, что бы там ни говорила мама! Осталось подождать всего каких-то пять лет, а уж потом Раньше она рассматривала только картинки, не утруждая себя чтением, это занятие ей всегда казалось скучным.

Но ведь то раньше! Стыдно наезднику ничего не знать о том, на кого он собирается надеть седло - драконы ведь не только по размеру да цвету друг от друга отличаются. Текста, к вящему неудовольствию будущей наездницы, в книге оказалась неизмеримо больше, чем красивых картинок.

Да и сложных, длинных, совершенно незнакомых слов там встречалось великое множество - часто даже на других языках. Домашний наставник, преподающий юным баронессам языки и давно махнувший рукой на свою младшую ученицу, в голове у которой были одни драконы, теперь не мог на нее нарадоваться: Кристобель, которой с детства не было покою от шалостей сестры, вздохнула с облегчением - Кэсси с утра до вечера сидела над книгами и больше не конфузила ее перед подругами шумной беготней. Она терпеть их не могла.

Старая няня, что от души радовалась происходящим с младшенькой переменам, утешала старшую как могла: Сестрица твоя помаленьку в ум входит. Вон уж и книжки читает, вчера у мэтра Инмара какую-то новую выпросила, сидела, выписывала из нее чего-то, весь вечер пером скрипела.

проводи меня до дома мы знакомы до истомы скачать бесплатно

Ты уж ее не трогай! Что там тех ящериц? Скребется одна в коробке, да и пусть ее! В доме настала благословенная тишина, только барон и баронесса тревожно переглядывались при виде склонившейся над очередной книгой кудрявой головки дочери Когда количество прочитанных и выученных наизусть страниц старой энциклопедии перевалило за первую треть, Кассандра встретила Нейла.

Драконами он не слишком интересовался, зато слушать подружку мог часами - жаль только, ящерицы никогда не давались ему в руки. И ладно бы дикие, которых Кэсси все так же продолжала ловить в саду, - они и ее, случалось, кусали. Но даже старая Шишша, одна из первых, что жила в доме уже без малого три года и давно стала совершенно ручной, при виде сына герцога свирепо раздувала капюшон и выворачивалась из рук хозяйки. Уж дракон-то не испугался бы!

Сначала из вежливости, потом - из-за того, что ее любовь к драконам, как и его проклятый дар, большинству окружающих не очень-то были по нраву, а после Сын герцога появился на свет магом, но это не делало его нелюдем. Родители держали Нейла в строгости, младший брат тогда еще не родился, а жили эль Хаарты замкнуто. У него никогда не было друзей. И эта шумная, своенравная девчонка, которая не побоялась ночью пробраться в чужой сад и заявить в лицо магу: А вместе с ней пришло детство, которого у Нейла, в сущности, тоже не.

Веселье, шалости, ссоры и примирения, маленькие смешные тайны - может, и глупо так радоваться всему этому в тринадцать лет, но Нейлу было все равно. Дружба с юной баронессой понемногу примирила его с самим собой, но главное - навсегда избавила от одиночества.

Даже когда Кассандры не было рядом, он всегда чувствовал ее незримое присутствие, и ничто в целом мире уже не могло у него этого отнять. Да боги с ними, с драконами, есть в жизни вещи куда как хуже! И тем не менее когда Кэсси впервые, где-то через пару месяцев после их знакомства, призналась новому другу, что собирается стать наездником, в ответ она услышала только звонкий мальчишеский смех.

Поедешь учиться в Даккарай?. Да ты хоть одного дракона вблизи видела? И я их ни капельки не боюсь, понял?! А потом добавил как бы между прочим: Но вряд ли родители и даже любящий дядюшка подпустили бы эту мечтательницу к настоящему боевому зверю - Нейл бы на их месте точно не подпустил.

Он, все еще улыбаясь, посмотрел на подружку и примирительно тронул ее за плечо, но она сердито сбросила его руку. Дядя Астор тоже не на собственном драконе в школу приехал! Их вообще не бывает, собственных,- не знаешь, что ли? А я поеду в Даккарай, хоть разорвись ты тут от смеха!. И у меня будет дракон, а у тебя - нет! Вот уж без крылатой напасти под седлом он вполне мог обойтись. На это мама с папой есть Ну, положим, отпустят тебя в Даккарай.

Так с чего ты взяла, что там только тебя и ждут? Женщинам не запрещено идти в наездники. Вот дочери герцога эль Виатора Род Виаторов всегда и едва ли не целиком состоял из одних наездников, будущие герцоги и герцогини поднимались в воздух раньше, чем начинали ходить - нет, своих драконов у них, конечно, не было, но Даккарайская пустошь вся до последнего камня принадлежала их роду, а старший мужчина семьи по традиции занимал пост главы военной школы.

Чему же тут удивляться? Было бы странно, если б герцог своих дочерей в пансион определил!. Да я на лошади езжу лучше, чем Крис! Что ты опять смеешься?! Нашла, с чем сравнивать! Там, знаешь, и лететь дольше, и отскребать потом нечего будет Сильно оно поможет, когда зверь в штопор уйдет?

И, запоздало раскаиваясь, придвинулся ближе. Не одни же там эль Виаторы учатся? Другие тоже есть наверняка, так чем ты хуже? Я на самом деле не то сказать. Говорят, в Даккарае не только учиться тяжело, туда и попасть трудно. Дядя твой правду сказал - их в наездники редко берут. А ведь ты, может, вовсе и не одна такая? А ведь и правда, если женщин в Даккарай принимают так неохотно, если желающих, таких, как она сама, будет много и они окажутся лучше Эль Виаторы не единственные потомственные наездники во всем Геоне.

Есть и другие семьи. Вполне возможно, что в тех семьях тоже есть дочери, которым уже и сидеть на драконах приходилось, и, может быть, даже летать. Кэсси до боли прикусила губу - только сейчас она поняла, как мало значат все энциклопедии против простого умения держать в руках вожжи. Нейл, увидев, как в уголках глаз подружки закипают слезы, встревожено подался вперед, но Кассандра плакать не стала.

Посопела, царапая ногтями ветку, подумала - и решительно вскинула голову. Нечестно, но я все равно поеду в Даккарай, и меня туда примут!. Крепко сжав ладошками руку друга, девочка требовательно взглянула ему в глаза: И ты мне показывал, как умеешь двигать взглядом разные вещи.

А заставить их летать ты можешь?. Да, у ее будущих, более удачливых соперниц были родители-наездники, а у родителей - не только связи в Даккарае, но и, возможно, взятые в аренду драконы. И да, друзья у счастливиц, конечно же, тоже имелись. Вот только вряд ли хотя бы один из них был магом!

Он не имел ничего против: Снимал ведь уже - и ничего со мной не случилось! Но если обычно Нейлу даже нравилось ей уступать, то сейчас-то речь шла не о проказах и лазанье по деревьям!.

Именной амулет, что закон предписывал носить всем созревшим магам в присутствии не обладающих даром, защищал окружающих, но ограничивал своего носителя. Он закрывал выход силе. И маг, подвергнутый действию амулета, мог ничуть не больше, чем простой человек. Приближаться и уж тем более притрагиваться к себе в этот момент он подружке категорически запретил: Носить амулет постоянно ни один маг не может, слишком долго сдерживаемая сила обратится против него самого, начнет разрушать изнутри, поэтому дома, оставшись наедине друг с другом, и Нейл, и его родители амулеты всегда снимали.

Нейлу было всего тринадцать и он еще не умел владеть собой так, как владеют взрослые, опытные маги, обученные держать свой дар под контролем, его амулет остался в доме, а глупая беззащитная девчонка стояла рядом - так близко, что перепуганный насмерть мальчик едва ли не воочию увидел, как потянулись к ней тонкие, жадно дрожащие нити. Одни боги знают, чего ему стоило взять себя в руки! А Кассандра, вернувшаяся после домой, на неделю слегла с простудой - и до сих пор упрямо твердила, что магия здесь вообще не при чем, просто ночь, мол, была холодная.

Страшась остаться без первого и единственного друга и еще больше опасаясь ему навредить, Нейл с удвоенным старанием взялся за практические занятия, благо старший эль Хаарт такой энтузиазм только приветствовал. Успехи его ученика росли и множились неделя за неделей Но их все равно было недостаточно для того, что требовалось. Одно дело - развлекать Сандру парящим в воздухе садовым креслом, а вот усадить ее в него, да после еще поднять их обоих и заставить летать, одновременно держа в кулаке рвущуюся наружу силу?

И все это - на расстоянии? Опыт ей требовался ничуть не меньше, чем молодому магу, и вообще - ведь им обоим это только на пользу!. Или, не знаю, хоть с камнем попробуй! Положи его на стул вместо меня и попробуй! Я вот тоже сперва на деревянной лошадке каталась, потом только на пони. Вот и ты возьми для начала что-нибудь не такое живое! Взяв с подружки слово не торопить его и ждать, сколько потребуется, Нейл капитулировал.

И на следующий же день приступил к тренировкам: Задачка была не из легких, но трудностей Нейл не боялся. Летели дни и месяцы. Нейл держал свое обещание, Кэсси держала. И накануне ее двенадцатого дня рождения она все-таки поднялась в воздух!

Счастливая, с сияющими глазами, крепко вцепившись в плетеные подлокотники кресла, девочка плыла над укрытыми ночной темнотой цветочными клумбами - пусть и не на драконе, но уж теперь-то это наверняка было только делом времени. Маг уверенно вел над землей послушное кресло. Он чувствовал, как перекатываются внутри змеиным клубком силовые нити, непокорные, раздраженно подергивающиеся, стремящиеся на волю - и отступающие раз за разом.

Ему и эти несколько минут дались тяжело. Девочка было надулась, но, увидев его бледное лицо со вздувшимися на лбу синими венами, испугалась. Нельзя всё и сразу Сегодня пять кругов, через недельку шесть Ты сядь, Нейл, сядь, отдохни! Сын герцога эль Хаарта фыркнул: И все-таки усадив друга в кресло, примостилась рядом на плетеном подлокотнике. Он, откинувшись на спинку кресла, с улыбкой качнул головой.

Но тот уверил, что все в порядке - и недельный перерыв вовсе необязателен. Слабости не чувствуешь или еще чего-нибудь такого? На самом деле, слабость была, но не такая сильная, по мнению Кэсси, чтобы обращать на нее внимание. Она ничего ему о ней не сказала. Поэтому Кэсси стойко терпела, улыбалась, говорила, что никакая магия ее не берет, - а через год как-то привыкла. Голова болела все реже, руки и ноги после тренировок перестали противно трястись, остались только синяки да ссадины, не имевшие к магии никакого отношения - падать все-таки приходилось.

И вновь летели дни и месяцы Когда Нейлу исполнилось шестнадцать лет, герцог эль Хаарт отвез его в Бар-Шаббу - город-государство, где находилась старейшая и лучшая высшая школа чародеев.

Поступить туда любому магу было не легче, чем девушке в Даккарай, однако Нейл с блеском выдержал вступительные испытания и был зачислен. Кассандра радовалась за друга, хоть и сильно по нему тосковала: Бар-Шабба была так далеко, а учеников отпускали домой так редко, что ей, привыкшей видеть товарища едва ли не каждый день, ужасно его не хватало.

Да и о полетах без Нейла нечего было даже думать Но летом адептов Бар-Шаббы распускали на каникулы, и сын герцога возвращался домой. Кассандра висла у него на шее, жадно расспрашивала об учебе и, сидя на ветке старого дуба, весело болтала о своих делах - а ночью, как в детстве, поднималась в воздух, воображая себя наездницей.

Кассандра взвизгивала от восторга, а маг улыбался и вновь вскидывал руки - он ждал каникул не меньше своей подружки, и ее счастливый смех музыкой звучал в его ушах. Конечно, в школе у него появились приятели, такие же маги, как и он, но Сандра Разве можно их сравнивать? Нейл держал язык за зубами даже в присутствии близких товарищей, а Кассандра, раз пообещав, крепко держала даденное ему слово.

Умерла любовь так умерла. Как-нибудь перебьюсь и на две несчастные сотни. Пойдем с Максимушкой не в горпарк, а поиграем в дворовой песочнице. И не в кафе-мороженом будем жизнь прожигать, а мамины блины трескать.

В этот момент у меня на столе звякнул городской телефон. Будто угадал, что я в данную минуту его вопрос решаю. Голос начальника звучал бархатно-бархатно: Зайдите ко мне, пожалуйста. А это автоматически исключало любые разговоры о деньгах и о сексе — и слава богу! Но, может, в гости к директору спорткомплекса пожаловала налоговая полиция? Или что еще хуже его собственная жена? И сейчас между нами начнутся кровавые терки-разборки? Я быстренько взбежала на второй этаж.

Никакой секретарши у моего Емели сроду не водилось, а стучаться к нему я считала ниже своего достоинства. Итак, я распахнула дверь в его кабинет — и обомлела. Емельян был не. Он мрачной глыбой возвышался за столом — а у окна, с чашечкой кофе, которую держал на весу, стоял Мужчина Моей Мечты.

Я не знала, кто он и как его зовут. Я лишь дважды встретила его в нашем городке минувшей зимой. Один раз — у единственного городского супермаркета: Второй раз мы столкнулись в ресторане. Я, правда, была не одна, и совсем другой мужчина поедал меня в тот момент вожделеющим взором, однако мы все равно успели переглянуться, и я прочла в глазах незнакомца и любопытство, и интерес, и обещание жарких, навсегда бы изменивших мое тусклое существование ночей… Этот мужчина действительно выглядел посланцем из другого, лучшего, мира.

Среди наших мужиков он выделялся как нездешняя — возможно, райская — птица на фоне воробьев и ворон. Одет неброско, но с иголочки. Длинные ноги, мускулистая спина и то, что чуть пониже. При второй нашей встрече он одарил меня мимолетным взором, и я поняла: Снова устремляет на меня взгляд своих поразительных синих глаз!

Внутри у меня екнуло, потеплело. Я не могла вымолвить ни слова. Даже не поздоровалась со своим Емельяном. Мне показалось, что голос меня немедленно выдаст. Тут Пугачев недовольно прогудел из своего кресла: На миг перед моим мысленным взором возникла невозможнейшая и прекрасная картина: ОН после тех наших случайных встреч влюбился в.

Он искал меня два месяца. И вот наконец нашел и сейчас бросится к моим ногам. Потом мы выйдем с ним из пугачевского кабинета, он возьмет меня за руку и признается в любви… Ах, то было лишь пустое мечтание, потому что мой принц обратился ко мне вежливо, но совершенно нейтрально: Его голос звучал восхитительно, но деловой тон не оставлял мне никаких надежд на немедленную сказку.

Я совладала с собой и сумела-таки довольно холодно кивнуть незнакомцу: Так вот почему я видела моего принца в нашем городе! И вот почему лишь мельком. У нас об этом месте ходила дурная слава. Санаторий, расположенный в прекрасном сосновом бору в пятнадцати километрах от городка, был построен и оснащен по последнему слову техники. Туда приезжали и из Питера, и из Москвы, и даже из-за границы.

Цены на путевки кусались, поэтому ни один из жителей нашего города кроме разве что элиты — мэра, его заместителей и директора комбината не мог себе позволить там отдыхать. Через них и распространялись в городке удивительные слухи об элитном местечке. Отдыхали там в основном женщины. В возрасте от двадцати пяти до пятидесяти. И наши досужие сплетницы утверждали, будто в санаторий выписывают стриптизеров из Москвы и устраивают оргии. Еще рассказывали, что лечатся там супруги и любовницы олигархов, подсевшие на наркоту.

И будто там есть особая программа для желающих похудеть — клиентки и по двадцать, и даже по тридцать килограммов сбрасывают всего-то за месяц. А в феврале дуба дала другая.

Милиция даже проводила следствие, но никакого криминала, как водится, не нашла. Эти мысли мгновенно пронеслись у меня в голове — а Константин Сергеич нет, Костя! Пусть хоть в свите графа Дракулы. Садись давай, в ногах правды. Я уселась на кресло для посетителей, а Константин продолжал обволакивать меня взглядом, и от этого мне казалось, что все происходит во сне, а в груди и под ложечкой расплывалось что-то жаркое.

Между тем визитер начал говорить, и мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы сосредоточиться. Поэтому я по поручению нашего директора предлагаю вам ее занять. Из его слов я поняла только одно: Мужчина моей мечты стал рассказывать.

Условия были поистине царскими. Не говоря уж о присутствии рядом принца. Зарплата — ровно в пять раз больше, чем я получала у Емельяна. Питание трехразовое, бесплатное — в санаторской столовой за счет заведения. Восемь выходных в месяц, плавающий график. Вам найдется, с кем его оставить? Ах, он и про Максимушку прознал! Во всяком случае, очень и очень преждевременно.

Поэтому я просто не имею права тебя задерживать. В счет первой зарплаты. Я взяла конверт, заглянула в него и увидела две восхитительно новые красные пятитысячные купюры. А мой новый работодатель продолжал: В девять утра инструктаж, поэтому рекомендую вам из города выехать автобусом в семь тридцать.

Я не могла не согласиться. Зайдешь ко мне сюда в воскресенье. Итак, в буквальном смысле в одночасье моя жизнь круто переменилась. Во-первых, у меня не было ни гроша то есть имелось в кошельке двести рублейа теперь возник алтын — десять тысяч. Значит, мы с Максимушкой сможем позволить себе в выходные все, что только захотим.

Во-вторых, я иду на новую работу, да еще с зарплатой в пять раз больше прежней. В-третьих, сама собой рвется связь с бесперспективным любовником Емельяном. Почему, кстати говоря, он меня столь безропотно отпустил? И наконец, я познакомилась с мужчиной, в которого, кажется, уже была влюблена. И которого стоит добиваться. И я буду жить и работать в непосредственной от него близости.

Да, целый ворох приятных изменений! Для обыденного вечера в канун уикэнда этого хватит с головой. Мне сразу захотелось большего. Клубная стоянка, освещаемая прожектором, была почти пуста. На ней стояли всего две машины. Мой опыт — не такой уж большой, как хотелось бы — подсказывал мне: Ни одна львица не поймает добычу, если взгляд ее затуманен, а в душе разливаются соловьи. Ни одна женщина не покорит своего мужчину, если будет лишь краснеть и бросать на него робкие взоры.

Через полчаса Константин вышел. Емельян не стал провожать его до машины. Беззаботно помахивая портфелем, объект моей охоты направился к иномарке. Я выбежала из укрытия и появилась на крыльце, когда Костя открывал дверь своего лимузина.

Не обращая на него ни малейшего внимания, я деловито направилась к калитке. К счастью, начал накрапывать дождь. Я повернулась к нему, словно только его заметила. Березовкой назывался спальный район нашего городка, застроенный в основном пятиэтажками. Он открыл передо мной дверцу авто и помог усесться на переднее пассажирское сиденье. Галантность добавила ему несколько дополнительных очков. Костя сел за руль и рванул с места. Выехал на дорогу и бросил: В машине было тепло, кресло уютно обволакивало тело, а стереомузыка — душу.

Дворники смахивали с лобового стекла капли дождя. Давненько я не ездила на иномарках. Я улыбнулась, показывая, что оценила его шутку, и переформулировала вопрос: Пока наш разговор не выходил из делового русла. Поэтому я спросила о том, что меня действительно интересовало: Ставить палки в колеса.

Хотя бы заставить отрабатывать две недели. Но я не отставала: Мне это не понравилось. Будем надеяться, Емеля не похвастался Константину о своих надо мной победах. И прекрасный незнакомец не сочтет, что я легкодоступна. Константин бесстрастно крутил руль. И даже не пытался меня очаровывать. Неужели я ему совсем не интересна?. Или он — столичная звезда — просто считает ниже своего достоинства снисходить до скромного провинциального тренера по шейпингу?

Вскоре мы подрулили к моему дому. Константин выключил двигатель, однако выйти из машины мне помогать не. Я выдержала приличную паузу, чтобы он успел проявить галантность, не дождалась, сама распахнула дверцу и сказала: Я осталась у своего подъезда, дверь которого была сорвана с петель и стояла прислоненной к стене.

Тормозные огни прощально мигнули, когда машина выруливала на улицу. Первый приступ крепости по имени Константин закончился неудачей. Но не слишком ли многого я хочу для первого вечера? У меня, надеюсь, еще будет время. Домой идти не хотелось. Я присела на лавочку. Посмотрела в бездонное весеннее небо… Стоял чудесный, очень теплый вечер.

На детской площадке тусуются подростки — девчонки сплошь в мини улыбаются своим хахалям, хлебают из жестяных банок джин с тоником. И все, как одна, ждут большую чистую любовь. Однако своего принца ждала долго.

Когда он возник на моем пути, мне стукнуло двадцать. Тогда тоже была весна. Синее высокое небо, кругом цвела сирень, блестели лужи после первой в году грозы.

Я радовалась, что можно наконец скинуть тяжелые ботинки, вспенивать лужи острыми десятиметровыми каблучками, вдыхать одуряющий запах молодых листьев и травы, ловить на себе взгляды мужчин, очнувшихся от зимней спячки. В подобных заведениях мы бывали редко. С наших зарплат подруга работала медсестрой, а я упаковщицей на местном комбинате по кабакам особо не находишься.

Да и народ там собирался известный: Но совсем без ресторанов жить скучно, правда?. И в тот день мы решились — очень уж не хотелось грустить в наших ее, моей — какая разница?! Душа просила чего-то яркого. Красивого… Мы с Машкой уселись за столик у окна. Потому что представились безбрежная синяя гладь, и бесконечные песочные пляжи, и экзотические коктейли, и бесшабашная радость, когда кидаешься в теплую воду… Но до моря было двое суток на поезде, да и не ездил туда никто из нашего городка. У нас все отдыхали на речке, и всем было плевать, что там комары, а вода мутная и холодная.

Никто из моих знакомых даже и не мечтал о соленых брызгах и яхте с белоснежными парусами. А я мечтала — но никому не рассказывала. Все равно из городка никуда не вырваться. И весь мой мир — это скучная работа, дом и редкие-редкие визиты в ресторан, где можно выпить коктейль, послушать музыку.

И представить, будто для меня играет не вечно поддатый ресторанный ансамбль, а красивые, с тонкими пальцами мулаты… Из мечтаний меня выдернула Машка. Я едва не застонала. Колька в нашем городке считался завидным женихом. У него все было: И на лицо нормальный — не Бельмондо, конечно, но хоть не кривой, не косой. Колян все больше молчал, а если говорил, то исключительно про гаечные ключи, карданные валы и прочие железки.

Зато не судим, пьет в меру, матери помогает… В нашей Кирсановке этого было достаточно. Колька в последнее время положил на меня глаз. Подружки дружным хором кричали: Да и дружки его бесили — такие же помешанные на железках и пиве обезьяны. И вот, как назло, даже в ресторане нет от него покоя.

Ансамбль заиграл что-то медленное. Колька, конечно, тут же кинулся ко мне, широко улыбнулся я автоматически отметила, что верхнего резца в его рту не хватаетпробасил: Машка завистливо вздохнула, а я едва не заплакала. Прежде мы с Колькой танцевали от силы пару раз, но мне и того хватило. Этот медведь всегда ноги оттаптывал. Да еще обожал прижаться покрепче и поглаживать мне спину, а я терпеть этого не могу — аж передергивало от отвращения.

Но Колькина свита — четверо уже сильно поддатеньких парней — внимательно наблюдала за нами, и я поняла, что отказываться нельзя, Колька не простит, если я опозорю его в глазах товарищей. И тут дверь распахнулась — и в ресторан вошел ОН. Один в один такой, о каком я мечтала чуть не с седьмого класса.

Глаза темно-зеленые, будто море в сильный шторм. Он чуть притормозил на пороге, его взгляд рассеянно побродил по кафе, упал на меня — и я прочитала в его глазах: И жаркое тропическое солнце.

Но только он, в отличие от меня, бывал в теплых краях неоднократно. Он проследовал к стойке бара, заказал себе французский коньяк и повернулся ко мне спиной.

Наш с Колькой танец, к счастью, закончился. Она, конечно, тоже заметила зеленоглазого. И, едва я села, стрельнула в его сторону глазами и шепнула мне в ухо: Хотя прекрасный мужчина теперь сидел ко мне спиной, я все равно никак не могла отвести взгляда от его сильных плеч и черных волос, небрежно встрепанных весенним ветром.

Он не смотрел на. Он пил коньяк, поглядывал на часы и, похоже, спешил. Я понимала, что если сейчас, немедленно, я не придумаю способ, как его задержать, значит, вся моя жизнь пройдет зря… Идти что замуж за хозяйственного Кольку, что в петлю — все едино. Может быть, мне просто встать, подойти к незнакомцу? Попросить сигарету, задать какой-нибудь ничего не значащий вопрос? Но я интуитивно чувствовала: Если я ему с первого взгляда не понравлюсь — никакие заигрывания не помогут.

Может, отправить к нему Машку? Пусть хотя бы разведает, кто он такой и надолго ли пожаловал к нам в Кирсановку. В этот момент музыка стихла, и в наступившей тишине я вдруг услышала: Слова донеслись из-за того столика, где сидел Колька со своими прихлебателями. Им явно не понравился незнакомец, и я понимала. Тот был слишком высок, во всех смыслах, нежели. Слишком в себе уверен. И слишком небрежно заказал самый дорогущий из всех имеющихся коньяк. А может, друзья Коли просто заметили, каким взглядом на него смотрю я… Тут вдруг зеленоглазый встал.

Прошел мимо нашего столика, снова взглянул на меня… и направился к ансамблю. Что-то прошептал в ухо певцу, и я услышала: Незнакомец стремительным шагом подошел к нашему столику и протянул мне руку: Я успела перехватить полный недоумения и обиды Колькин взгляд.

И вложила свою ладонь в сильную ладонь незнакомца. Незнакомец прижал меня к себе — крепко, куда уверенней Коляна. В его руках было надежно, спокойно и сумасшедше сладко. Я склонила голову ему на плечо и услышала: И едва не закричала: Он догадался, что море — это мечта всей моей жизни!

Но вслух я пробормотала: Мы ведь даже еще не познакомились. А ты — девушка, которую я искал всю жизнь. Я хочу увезти тебя далеко-далеко. И показать тебе закат на пляже. Знаешь, как красиво, когда солнце садится прямо в воду?!

Потому что от наших парней всегда несло пивом, потом и туалетной водой с рынка. А от Юры пахло солнцем. И свежей морской водой. Я не нашлась, что ответить. Только смотрела, не могла наглядеться, в его зеленые, напитанные морем. А он тем временем произнес: Ты больше не будешь курить. Я любила курить, а когда Коляныч ругался на курящих девушек, лишь смеялась. Неужели мы с ним правда окажемся на море? И он сможет вложить всю его мощь, всю силу стихии в свои поцелуи?.

А пока — я просто склонилась к его сильному плечу, и мы заскользили по истертому линолеуму под звуки музыки, и закат, который был виден сквозь пыльное окно, удивительно напоминал вечер на берегу океана. Едва музыка стихла, к нам подошел Колян.

Мальбэк – Равнодушие (FRVNZ Remix)

За его спиной маячили четверо из его свиты. И неожиданно услышала, как Юра твердо сказал: И они всей толпой вывалили на улицу. Меня поразило обилие фотографий на стенах. Кроме современных цветных, было очень много черно-белых и даже совсем старых, коричневато-красного тона, на которых были запечатлены мужчины во фраках и женщины в длинных платьях с кружевными воротниками.

Я всегда испытывала нежные чувства к подобным реликвиям и уважение к людям, которые их бережно хранили. Я не могла оторваться от этих спокойных благородных лиц, смотревших на меня из далекого прошлого с пожелтевших кусочков картона.

Это — она с мужем, вот здесь — мой прадедушка с братьями, — он показал на большую фотографию, на которой были изображены пятеро молодых мужчин в офицерской форме. Все они были при шашках и с лихо закрученными усами.

Вот этого, этого и этого убили большевики. Вот этот умер в эмиграции в Канаде. А этот умер в м году от инфаркта. Ему было всего 39 лет. Ваши бабушки были очень красивыми. Тут мой взгляд остановился на одном снимке. Мужчина невысокого роста, то ли китаец, то ли японец, стоял под руку с русской женщиной.

Судя по одежде и прическам, фото было сделано годах так в пятидесятых двадцатого века. И в конце сороковых годов приехал в Советский Союз строить коммунизм.

Женился тут, учился, работал. Это пояснение многое расставило по своим местам. В частности, теперь понятно, почему у моего соседа такое странное лицо. Он стоял рядом, в шаге от меня, и весело смотрел мне в. Его глаза, хоть и имели неевропейский разрез, были большими, не узкими. И, кроме глаз, в нем не было ничего азиатского. Он смотрел на меня с высоты своего роста, и я, коротышка по жизни, чувствовала себя маленькой девочкой рядом со взрослым дядей. Тут я заметила, что вся нижняя часть его лица изрезана тонкими шрамами.

Их было очень много, совсем маленьких, похожих на рябины, и сантиметра по три-четыре. Самый большой извилистый шрам шел по правой щеке от мочки уха до уголка губ.

Похоже, это были порезы. Спрашивать было неудобно, и я сделала вид, что ничего не заметила. Он завозился около плиты. Я продолжала рассматривать реликвии.

Среди фотографий я обнаружила несколько благодарственных писем и дипломов на имя Германа Байкова.

Мальбэк feat. Сюзанна - Равнодушие

Прошу меня простить за оплошность, — он протянул мне руку. Со сноровкой заправской хозяйки он расставил на столе чашки, блюдца, вазочки с вареньем и конфетами.

Если честно, то я боялась, что минут через пятнадцать он начнет приставать ко мне и испортит то впечатление, которое произвел на. Но этого не произошло. Он был очень обходителен и деликатен. Ни словом, ни жестом, ни взглядом он не дал мне повода к недоверию. Я и не заметила, как наше общение перетекло в такую непринужденную форму, что можно было подумать, что болтают друзья детства.

Оказалось, что у нас очень много общих увлечений. Герман подхватывал любую тему, обширность его интересов поражала. Он принес фотоальбом и показывал мне удивительные места нашей земли, которые я в лучшем случае могла видеть только по телевизору. А вот это — Мальдивы. Вот этот скат ручной. Его туристы прикормили, и он все время пасется около берега. Размах крыльев до пяти метров. Аквалангисты даже катаются на. А вот здесь мы на Камчатке.

А это — в Гималаях. Вот это наш проводник. Вот это Багамы, а это Тунис. Была возможность поездить по миру. У моих бывших компаньонов. Я продал им свою долю и отошел от дел, — по выражению его лица я поняла, что эта тема ему неприятна. Говорят, что он самый старый в городе. Герман помнил, где, когда и при каких обстоятельствах была сделана каждая фотография. О каждом снимке он мог поведать целую историю. Слушать его было очень интересно. И когда я вспомнила о времени, то обнаружила, что сижу в гостях уже почти три часа.

Он проводил меня до машины. Беру воду прямо отсюда. Очевидно, что он хотел узнать мой статус, как сейчас говорят. Мы доехали до моего дома, вдвоем выгрузили флягу и поставили ее в коридоре. Как же вы справляетесь одна? Пару раз в неделю выбираюсь в город, а так я все время. В окно я видела, как он широкими и небрежными шагами идет по тропинке, напрямик соединяющей два наши дома.

Когда я вернулась в коридор налить в чайник воды, то у меня появилось ощущение его присутствия, словно он никуда не уходил. Меня охватили противоречивые чувства. Мне хотелось вернуть его, быть с ним, но мой разум шептал мне о безрассудности таких желаний. Несколько дней я провела в терзаниях.

Прийти к нему означало мое согласие на продолжение отношений. И не только на продолжение, но и на развитие. А развития быть не могло, потому что все-таки я была замужем. Не прийти означало мой отказ от отношений… Я извлекла из шкатулки свое обручальное кольцо и надела его… Потом сняла… Потом опять надела… Нет, моя душа рвалась к. Я ничего не могла с этим поделать. Герман пришел ко мне. Через три дня в окно аккуратно постучали.

Kerwprod - Проведи Меня До Дома: слушать бесплатно и скачать Mp3

На крыльце стоял Герман. Это были бельгийские шоколадные ракушки. Мне ничего не оставалось сделать, кроме как пригласить его войти. И я была очень рада тому, что он пришел. А я как раз собралась чай пить, так что конфеты ваши кстати. Он скинул сандалии и прошел в гостиную, совмещавшую в себе и кухню. Его брюки были немного подвернуты, и я заметила еще один шрам у него на ноге, уходящий от щиколотки вверх под брючину. И зимой и осенью залюбуешься.

Лес такой красивый, особенно осенью. Вот мы с Нюшей и гуляем по этому полю, доходим до леса. Только в лес не ходим, потому что там кабаны живут. Я ей кое-что принес, — и он извлек из кармана сверток. Сейчас я ее позову, — я открыла дверь и позвала собаку. Через несколько секунд Нюша вбежала в дом. Судя по грязи на ее носу, она всласть нарылась в грядках. И тут собака, справившись с первым куском, довольно высоко подскочила за второй порцией и оставила на белой рубашке гостя два торфяных отпечатка своих лап.

проводи меня до дома мы знакомы до истомы скачать бесплатно

Он бросил ей второй кусок и уставился на грязь. Не стоит, я сам, — неожиданно начал сопротивляться Герман. Пока будем пить чай, все высохнет! Он с неохотой подчинился. Когда я повернулась к нему, чтобы взять рубашку, то замерла, шокированная увиденным.

Длинный уродливый рубец шел у него через весь живот до груди. На левом боку под ребрами было несколько вмятин. На правой руке от плеча до локтя тоже был рубец. Герман выжидающе смотрел на.

Я молчала, потому что не знала, что сказать. Я взяла у него рубашку, бросила ее в машинку и принесла ему плед, чтобы он мог набросить его на плечи и не смущаться своих шрамов. Сейчас он скажет, что не сможет продолжить наше знакомство, что он женат, улетает на Марс и вообще… — Вы очень нравитесь мне, Лиза, — сказал он, — и я вижу, что нравлюсь. Не смущайтесь, пожалуйста… Мне, наверное, следовало бы сказать вам раньше… Чтобы вы не питали напрасных надежд… — Вы женаты?

Уже два года как не женат. Уверяю вас, что брачные узы были бы меньшим препятствием, чем то, что на самом деле разделяет. Видите ли, Лиза… Я болен. Она оставила шрамы не только на поверхности, но и внутри. Я перенес девять операций. Одна из них закончилась неудачно. У меня в сердце образовались тромбы, которые в любой момент могут оторваться и закупорить сосуды.

У меня уже был один инфаркт. Единственное, что я могу предложить вам — это дружбу. Чистую дружбу и ничего. Потому что даже то, ради чего обычно мужчины знакомятся с женщинами, может убить. Я отдаю себе отчет в том, что вам тяжело слышать. Простите меня… Я бы хотел всей душой, но я не могу, — было видно, что ему очень тяжело говорить эти слова.

Вы знаете, Лиза, я страшно одинок. Я сижу в четырех стенах и просто жду, когда произойдет неизбежное. И тут появляетесь. Когда я посмотрел вам в глаза, то… Я не смог сдержать.

Меня потянуло к вам, я не смог справиться… Простите меня, если сможете. Я дал вам надежду… Я… я сейчас уйду, и вы больше никогда не увидите меня, — он повесил плед на спинку стула и ушел. А я, не в силах сдерживать рыданий, бросилась на кровать и плакала весь день.

Вечером, уже немного успокоившись, я пошла в ванную и тут вспомнила о рубашке Германа, которая осталась у. Я вытащила ее из машинки.